понедельник, 27 января 2020 г.

Эдуард Борисов "Бедные богачи" (из книги "Вулканы гнева: Очерки о Гватемале", 1988 год)

Бедные богачи

По уровню и особенностям хозяйственного развития в Гватемале можно выделить семь экономико-географических районов.

Прибрежная Тихоокеанская низменность, расположенная в области тьерра кальенте и занимающая 7ю территории страны. Здесь в условиях парковой саванны располагаются скотоводческие хозяйства, изредка — плантации бананов, хлопчатника, сахарного тростника, кофе, какао и других тропических культур. Местное население немногочисленно, но в период уборки урожая оно резко возрастает из-за сезонных рабочих, прибывающих из других районов.

Предгорья, или «кофейная зона», тоже протянулись узкой полосой вдоль Тихоокеанского побережья, но выше по склону гор. Селения в этой зоне встречаются довольно редко.

Восточное нагорье — наиболее благоприятная для жизни человека почвенно-климатическая область. Здесь выращиваются кукуруза, сахарный тростник, кофе. Это один из главных районов разведения крупного рогатого скота. Тут располагаются столица страны, древние культурные центры, многочисленные поселения.

Западное нагорье (Альтос) занимает 1/5 территории страны. Условия жизни здесь менее благоприятны, чем на восточном нагорье. Из-за недостатка рабочих рук плантационные хозяйства организовать трудно. Местные жители выращивают кукурузу, фасоль, пшеницу, в основном для собственного потребления. На альпийских пастбищах разводят овец.

Алъта-Верапас располагается ниже зоны Аль-тос. Обрабатываемая земля занята преимущественно посадками кофе. Большая часть пригодной земли еще не вовлечена в хозяйственный оборот. Городов и сельских поселений немного, и они, как правило, малолюдны. В сезон сбора кофе индейцы с Альтос целыми семьями спускаются в этот район на уборку урожая.

Петен — самый большой по площади департамент, занимающий едва ли не 1/3 территории страны. Это «колыбель культуры майя» и до сего времени наименее освоенная часть страны. В небольших размерах там ведется заготовка древесины, разрабатываются некоторые виды полезных ископаемых, но богатства недр Петена еще ждут своего часа. Этот район известен и как заповедник древних археологических памятников, из которых мировую известность приобрел Тикаль. На площади 576 км2 здесь обнаружено множество храмов, дворцов, скульптур, которые майя начали сооружать около 2500 лет назад. По решению ЮНЕСКО Тикаль был объявлен достоянием всего человечества.

Карибская береговая низменность отличается жарким нездоровым климатом. В прошлом здесь росли густые тропические леса, которые теперь почти повсеместно вырублены. На их месте разбиты плантации хлопка, сахарного тростника, бананов, абаки. Здесь же расположены главные порты страны—Пуэрто-Барриос и Санто-Томас.

Можно сказать, что природа не обошла Гватемалу стороной, наделив ее благоприятным климатом, плодородными почвами, густыми лесами, разнообразными полезными ископаемыми. Все это могло бы послужить хорошей основой для развития хозяйства страны. Тем не менее Гватемала остается слаборазвитой, аграрной страной, специализирующейся на производстве нескольких экспортных тропических культур. Внутренний валовой продукт в последние годы практически не растет. Доля сельского хозяйства в ВНП равняется 25%. В стоимости экспорта страны сельскохозяйственная продукция составляет почти 2/3, из которых около 1/3 дает кофе. Ежегодный сбор кофейных зерен достигает 160 тыс. т, из которых примерно 130 тыс. т продается за границу. В Гватемале выращиваются «теневые» сорта кофе. Они имеют отличные вкусовые качества и пользуются хорошим спросом на мировом рынке. Основную часть сбора кофе дают крупные плантации, принадлежащие как иностранному, так и национальному капиталу. Главные районы его выращивания — тихоокеанский склон Гватемальского нагорья и центральная часть нагорья, вулканические почвы которого славятся плодородием.

На Тихоокеанском и Карибском побережьях значительные площади занимают посадки сахарного тростника. Эта культура возделывается и на крупных плантациях, и в небольших крестьянских хозяйствах. Производство сахара по годам сильно колеблется, достигнутый максимум составлял 525 тыс. т. Гватемала полностью удовлетворяет внутренние потребности и часть сахара экспортирует. Очищенный белый сахар производится на сахарных заводах, которые получают сырье — зеленую массу тростника с крупных плантаций и из мелких хозяйств. Однако сахар для собственного потребления крестьяне, как правило, вырабатывают домашним способом. Перерабатываемый в домашних условиях тростник дает коричневый, недостаточно очищенный от патоки сахар — «панелу». Его употребляют в пищу и индейцы, и ладино. Кстати, многие врачи считают «панелу» более полезной для здоровья, чем белоснежный рафинированный сахар. Сахар — важный продукт гватемальского экспорта, уступающий по значению только кофе. Но в последние годы в связи с резким падением мировых цен на сахар и проводимой США и странами Западной Европы протекционистской политикой доходы Гватемалы от продажи сахара постоянно снижаются.

К моменту уборки кофе в высокогорных районах созревает урожай хлопка на плантациях Тихоокеанской низменности. В Гватемале хлопок выращивается с незапамятных времен, но только в 60-х годах нашего века он приобрел экспортное значение. В древности индейцы помимо белого выращивали также хлопок других цветов. Сейчас наряду с белым выращивается хлопок различных оттенков коричневого цвета. Однако текстильная промышленность неохотно использует цветные сорта, поскольку их волокно короткое, плохо приспособленное к машинной обработке. В целом сбор хлопка составляет 50 тыс. т. Такой урожай полностью удовлетворяет потребности национальной промышленности, служит важным дополнительным источником валюты. Главная зона хлопководства — департамент Эскуинтла, а также жаркие низменности Карибского побережья. Сбор хлопка почти повсеместно производится вручную.

Во время второй мировой войны США оказались отрезанными от азиатских поставщиков многих технических культур и поэтому стали поощрять выращивание их в Центральной Америке. В Гватемале хорошо прижились абака и эфироносные злаки. Волокно абаки идет на изготовление корабельных канатов и мешковины, которые имеют стабильный спрос на мировом рынке. Это растение культивируется главным образом на Карибском побережье. Эфироносные злаки — лимонное сорго и цитронелловая трава, из которых извлекают ценные эфирные масла, также приобрели экспортное значение. Из других эфиромасличных культур имеют значение посадки лаванды, герани, перечной мяты, широко используемых в парфюмерной и химической промышленности. На них высокий спрос в США и странах Западной Европы.

Среди продовольственных культур наибольшее значение в Гватемале имеет кукуруза. Ежегодный сбор кукурузного зерна — 1 млн т. Кукуруза выращивается повсеместно. В некоторых районах снимают два-три урожая в год. Однако подобное интенсивное использование земли без применения удобрений приводит к быстрому истощению почвы. Для восстановления плодородия земли гватемальские крестьяне производят пожнивные посадки бобовых культур, прежде всего фасоли, второй по значению потребительской культуры.

Значительную роль в питании гватемальцев играют помимо кукурузы и фасоли также картофель, овощи, фрукты, а из зерновых — рис и пшеница. Производство риса (45 тыс. т) в целом удовлетворяет внутренний спрос, пшеницы (90 тыс. т) —только частично.

Все большее развитие в Гватемале получает сейчас пастбищное животноводство экстенсивного типа. Крупный рогатый скот в массе своей малопродуктивный. При небольшом потреблении мяса на внутреннем рынке (около 12 кг в год на человека) страна в растущих размерах вывозит его за границу.

В гватемальских лесах произрастает много ценных пород деревьев и лекарственных растений. Например, фармацевты высоко ценят сарсапарель— деревянистую лиану, в корнях которой содержится сильный яд. В лесах добывают также ваниль, камфору, циннамон, чикле. В небольших размерах производится заготовка деловой древесины.

Несмотря на богатство рыбных ресурсов, морской промысел развит слабо. На экспорт добывают только креветок. Рыбы гватемальцы потребляют мало, но даже ее страна вынуждена импортировать, так как собственное производство (3 тыс. т) не обеспечивает потребностей населения.

Промышленность страны насчитывает более 17 тыс. предприятий, но лишь немногие из них имеют больше сотни работников: преобладают мелкие, полукустарные мастерские либо сборочные заводики. Предприятия пищевой, лег= кой, химической, бумажной, текстильной промышленности, составляющие ядро национальной экономики, работают в основном на местном сырье, но на импортном оборудовании. Сейчас взят курс на развитие машиностроения и создание импортзаменяющих производств, но дело подвигается не так быстро, как хотелось бы правительству: собственных средств у него почти нет, а частный сектор и иностранные инвесторы заняли выжидательную позицию.

В некоторых отраслях промышленности сохраняется 45-часовая рабочая неделя, а на небольших предприятиях она зачастую еще длиннее. В то же время оплата труда едва обеспечивает рабочему прожиточный минимум.

В Гватемале относительно развита добывающая промышленность. Разрабатываются месторождения меди, свинца, цинка, никеля, вольфрама, мрамора, хотя и в небольших объемах. Иностранные компании «Тексако», «Испанойл» (обе принадлежат США), «Петробраз» (Бразилия) добывают нефть в департаменте Петен.

С вводом в строй в 1986 г. ГЭС «Чикой» установленной мощностью 300 мВт энергоснабжение страны стабилизировалось. Тем не менее ведется проработка проекта строительства крупной геотермальной электростанции «Цуниль I», энергия которой даст новый импульс развитию производительных сил Гватемалы.

Слабым звеном национальной экономики остается транспорт. Существующая сеть железных (819 км) и автомобильных дорог (17 тыс. км) охватывает только часть территории страны. Петен, самый крупный и наиболее перспективный в экономическом отношении департамент, больше других страдает от бездорожья. Но пока дорожники сосредоточили свои силы на восточном, а не на северном направлении. В частности, недавно начато строительство современной автострады от столицы до порта Сан-Хосе на Тихоокеанском побережье.

Почти все железные дороги Гватемалы имеют узкую колею. Находятся они, как правило, в плохом состоянии, скорость движения невысокая. Помимо магистральных железных дорог имеются железнодорожные пути, которые используются исключительно для подвоза урожая с плантаций к главной магистрали.

Шоссейные дороги соединяют практически все населенные пункты, но ими можно пользоваться не в любое время года: грунтовые дороги в сухой сезон немилосердно пылят, а в дожди превращаются в грязевые потоки. Помимо отличного Панамериканского шоссе, пересекающего всю страну 500-километровой лентой, хорошие дороги с твердым покрытием соединяют столицу с административными центрами департаментов, портами, а также местами, представляющими интерес для туристов.

Воздушные трассы связывают столицу Гватемалы со столицами многих стран Латинской Америки, Западной Европы, крупными городами США. Однако перевозки на международных линиях осуществляют исключительно иностранные авиакомпании. Национальная компания «Авиатека» обслуживает только местные авиалинии.

Собственного океанского флота Гватемала пока не имеет. Только несколько небольших судов под гватемальским флагом осуществляют каботажные перевозки между портами Кариб-ского моря. В то же время неплохо развито портовое хозяйство. Имеющиеся портовые мощности обеспечивают экспортно-импортные перевозки самой Гватемалы и частично соседнего Сальвадора.

Структура внешней торговли Гватемалы типична для слаборазвитой страны: вывозится сырье, некоторые сельскохозяйственные продукты, ввозятся машины, оборудование, промышленные товары, высококачественные продукты питания. Сальдо торгового баланса в последние годы сводится с большим дефицитом (377 млн долл.). Основные торговые партнеры Гватемалы по экспорту — США, Сальвадор, ФРГ; по импорту — США, Мексика, Венесуэла. Внешнеторговый оборот сохраняется в последние годы на уровне 2,5 млрд долл.

Экономика Гватемалы на протяжении вот уже многих десятилетий находится в сильной зависимости от капитала США. И эта зависимость не только не ослабевает, но заметно усиливается, хотя формы ее несколько видоизменяются. На смену методам открытого разбоя времен «Юнайтед фрут компани» пришли новые, более тонкие методы закабаления национальной экономики.

За последние годы американский капитал поглотил около 40 гватемальских предприятий. Механизм экономического «заглатывания» отработан: сначала местным предприятиям навязывается «сотрудничество» с филиалами американской компании и даже предоставляется некоторая финансовая помощь. Затем гватемальским владельцам предъявляют ультиматум: или продавать свою долю иностранцам, или подвергнуть себя риску разориться в борьбе с американским конкурентом. Именно такой тактикой американцам удалось прибрать к рукам многие гватемальские предприятия в фармацевтической, пищевой промышленности, в гостиничном деле, а компания «Эксимбал» добилась права на эксплуатацию никелевых месторождений в Гватемале сроком на 40 лет на выгоднейших условиях.

Американские инвесторы не упускают случая подчеркнуть, что именно их капиталы являются тем «мотором», который тянет якобы всю гватемальскую экономику. Но подобное утверждение далеко от истины. Не доллары, а нещадная эксплуатация гватемальских рабочих и крестьян позволяет американским компаниям процветать здесь, выделяя незначительную часть получаемых прибылей на расширение производства. Ведь не секрет, что норма прибыли американских инвестиций в центральноамериканских странах составляет примерно 20%, в то время как средняя международная норма для них — 7-8%.

В сравнении с беднейшими странами Латинской Америки среднестатистические доходы на душу населения в Гватемале выглядят не столь уж плохо — около 1200 долл. (Сальвадор и Гондурас, к примеру, менее 700 долл.). Однако делать из этой усредненной цифры оптимистические выводы было бы по меньшей мере наивно. Социально-экономические контрасты в Гватемале более разительны, чем в любой другой стране региона. Ведь половина жителей страны не имеет средств для приобретения необходимого минимума продуктов питания, одежды, для оплаты жилья и других основных потребностей. Они хронически недоедают и страдают от связанных с этим болезней. Вопиющая нищета сельскохозяйственных районов резко контрастирует с фешенебельными кварталами гватемальской столицы и богатыми поместьями латифундистов. Пять миллионов гватемальцев, по официальной статистике, влачат самое жалкое существование. Большинство из них не имеет возможности работать, чтобы прокормить себя и свою семью.

Таковы реальности современной Гватемалы, которая многие десятилетия связывает свои надежды на экономический подъем с долларовыми инъекциями из США. Но простым труженикам из этих подачек достается только несколько центов, остальное попадает в карманы местной олигархии либо возвращается в США с прибылью.

Для современной Гватемалы характерно крайне неравномерное распределение национального дохода: 2/3 его приходится на 5% населения. Минимальная заработная плата в 2 раза ниже прожиточного минимума, около 5 млн человек живут в условиях нищеты. Как и в доколумбовы времена, основной пищей простых людей остаются кукуруза, фасоль, овощи. Мясо и молоко могут позволить себе только немногие семьи, так как цены на них высоки.

В повседневный рацион гватемальца входят прежде всего тортильи — тонкие пресные, хорошо просушенные лепешки, тамали — разновидность клецок и атоле — густая каша с острой приправой. Все эти блюда готовятся из кукурузной муки. Для размягчения зерен кукурузы их замачивают на ночь в воде с известью, после чего тщательно растирают на метате. Метате — это древнее приспособление, представляющее собой слегка вогнутую каменную плиту, по которой зерна раскатывают тяжелым валиком.

Чрезвычайно остро в Гватемале стоит жилищная проблема. По официальным данным, от 50 до 70% населения не имеет своего жилья, и всего в стране не хватает примерно 1 млн жилищ. Повинны в этом как катастрофическое землетрясение 1976 г., когда было разрушено почти 800 тыс. жилищ, так и политика прежних военных режимов, систематически сокращавших ассигнования на жилищное и гражданское строительство. Попытки жителей пострадавших районов начать строительство домов на свободных территориях решительно пресекались властями.

В стране введено всеобщее бесплатное образование для детей в возрасте от 7 до 12 лет, однако около 80% населения неграмотно. Особенно высока доля неграмотных в сельской местности. В крестьянских семьях дети обычно вынуждены с раннего возраста работать и потому лишены возможности посещать школу. Детям индейцев, кроме того, трудно учиться в школе из-за слабого знания испанского языка, на котором только и ведется обучение. Походив немного в школу, они зачастую оставляют ее навсегда.

Школьная система состоит из сети государственных и частных школ. Лучшие частные школы содержат американская компания «Юнайтед Брэнде», а также гватемальская церковь, но обучение в них стоит немалых денег. Выделяемых государством на народное образование средств явно недостаточно. По расходам на образование в пересчете на душу населения Гватемала стоит на одном из последних мест в мире.

Все пять университетов страны находятся в столице. Несколько сот молодых гватемальцев обучаются в высших учебных заведениях за рубежом, главным образом в США.

На юридических факультетах университетов Гватемалы обучается значительно больше студентов, чем на технических. Крайне мало среди студентов и будущих учителей. Не подлежит сомнению, что подобная структура образования не отвечает интересам развития страны и не соответствует потребностям экономики, науки и техники. Однако радикальная перестройка высшей школы станет возможной только после начала глубоких социально-политических преобразований. В целом доля специалистов в экономически активном населении не превышает 4%, причем подавляющее большинство из них работают в так называемой сфере личных услуг.

Система здравоохранения действует совершенно неудовлетворительно. Один врач в стране приходится на 4 тыс. человек, а значительная часть сельского населения вообще лишена медицинской помощи. Уровень детской смертности (80 человек на тысячу родившихся) ставит Гватемалу в один ряд с наиболее отсталыми странами на планете.

Из книги: Борисов Э. М. Вулканы гнева: Очерки о Гватемале.— М.: Мысль, 1988.